Таланты и поклонники

Серж Готье 12:53, 4 сентября 2018

1
Молодой парень, перекинув через плечо легкую куртку, не спеша шел по подземному переходу. Подземный переход жил своей особенной жизнью. Многочисленные коммерческие точки, книжные развалы, нищие бродяги, бесконечные пешеходы и музыканты, зарабатывающие деньги игрой на музыкальных инструментах. Один из них привлек внимание молодого человека. Музыкант был молод, почти мальчишка, в старом поношенном пиджаке и рваных кроссовках. Он довольно неплохо играл на гитаре что-то в стиле рок-н-ролла, но не пел. У его ног лежала кепка с несколькими монетами внутри, составлявшими его скудный дневной заработок. Парень остановился прямо напротив музыканта, с интересом разглядывая юношу. Когда юноша закончил играть парень, подошел поближе и, покачав головой, сказал:
– Да, хлопец, таким макаром ты денег не заработаешь. Давай-ка я тебе помогу.
Парень уселся у стены рядом с лежащей на полу кепкой и бесцеремонно взял у мальчишки гитару. Ударив по струнам и лукаво улыбнувшись проходящей мимо женщине, он звучно запел:
Я мальчишка беспризорный, голь сирота,
Революционный сын своей страны босой,
Дайте медный грошик, господин хороший,
Вам вернется рубль золотой.
На грошик этот леденцов развес
Барышне своей куплю любимой
Мимо, не проходите мимо,
Она ворованых не ест.
Акустика в переходе была потрясающая. Красивый сильный голос звучал словно из динамика. Парень улыбаясь пел и смотрел прохожим в глаза. Прохожие стали останавливаться. В кепку позвякивая посыпались монеты.
Гражданин товарищ барин, дай закурить
Табачка дымок щекочет ноздри босякам.
А за папироску тетка очень просто
Мне насыпет семечек стакан.
Напротив певца стала собираться толпа и когда он допел послышались аплодисменты и даже шелест бумажных купюр, брошенных в кепку. Парень сидящий с гитарой не стал терять времени даром и пока народ не разошелся запел песню бродяги:
Я начал жить в трущобах городских
И добрых слов я не слыхал,
Когда ласкали вы детей своих,
Я есть просил, я замерзал.
Меня увидев, вы не прячьте взгляд,
Ведь я ни в чем ни в чем не виноват.
Стоящие напротив женщины стали утирать навернувшиеся слезы. Парень между тем продолжал проникновенно петь:
За что вы бросили меня, за что?
Где мой очаг, где мой ночлег?
Не признаете вы мое родство,
А я ваш брат, я человек.
Вы вечно молитесь своим богам
И ваши боги все прощают вам.
Голос поющего звучный и сильный проникал в самую душу. Когда он запел последний куплет, повествующий о том, что он сирота, который никогда не знал ласки родной матери, женщины носовыми платками утирали покрасневшие носы. Парень допел песню и глянув в кепку, основательно наполненную деньгами, решил, что юноша в его помощи больше не нуждается. Он уже хотел вернуть ему гитару, как вдруг одна молодая девушка очень сексуально одетая спросила его:
– А на заказ вы не играете, молодой человек?
– Молодая леди желает концерт по заявкам? – любезно осведомился парень, – это стоит дорого.
Девушка бросила на парня пренебрежительный взгляд и извлекла из кошелька стодолларовую купюру. Зажав ее между пальцев она усмехнулась:
– Если твои струны заденут мое сердце, эта бумажка станет твоей.
Парень не менее пренебрежительным взглядом посмотрел на зеленую купюру.
– Леди желает услышать серенаду? – улыбнулся он.
– Почему бы и нет? До сих пор никто еще серенады мне не пел, – девушка смотрела на гитариста красноречивым взглядом, ясно указывающим на то, что она прекрасно понимает, что никакой серенады она конечно не услышит.
Парень глубоко вздохнул и с грустью сказал:
– Да уж! Чего только не сделаешь ради зеленой бумажки.
Затем с уверенностью в голосе произнес:
– Милая леди, все будет исполнено в лучшем виде.
Он наклонил голову и заиграл красивым перебором. Наступило молчание, толпа затаила дыхание. Парень продолжал играть красивую мелодию, но петь не начинал. Пауза затягивалась. Наконец девушка не выдержала и сделала движение рукой, намереваясь вернуть сто долларов своему кошельку. Она уже повернулась вполоборота, собираясь уйти, как звучный красивый голос запел:
Не уходи, побудь со мною
Здесь так отрадно так светло.
Я поцелуями покрою
Уста и очи и чело.
Девушка посмотрела на парня и обомлела. На нее смотрел совсем другой человек. На нее смотрели глаза, наполненные такой невыразимой нежностью, что девушка пошатнулась.
Не уходи, побудь со мною
Я так давно тебя люблю!
Тебя я лаской огневою
И обожгу и утомлю.
Девушка не сводила с парня глаз. Он словно приворожил ее своим взглядом. В сочетании с нежностью во взгляде бархатный тембр голоса и красивая мелодия слились в единый зов любви, который манил ее в пучину безраздельного счастья.
Не уходи, побудь со мною,
Пылает страсть в моей груди.
Восторг любви нас ждет с тобою,
Прошу тебя не уходи.
Парень допел песню и снова наклонил голову. Потрясенная толпа не произносила ни слова. Девушка, пораженная до глубины души, стояла держа в руках сто долларов, не зная что предпринять. Парень поднялся, вернул гитару ее владельцу и, с беспечным видом подойдя к девушке, извлек у ней из пальцев стодолларовую купюру.
– Вообще-то, дамочка, сегодня работаю не я… а он.
Парень большим пальцем указал себе за спину на вжавшегося в стенку юного гитариста. Девушка изумленно распахнула глаза. От ее пылкого кавалера не осталось и следа. Стоящий перед ней беспечный повеса, каким она его увидела вначале, повернулся и сунул сто долларов мальчишке в карман.
– Держи, хлопец. На мороженое.
Затем, снова повернувшись к слушателям, закинул за спину легкую куртку и улыбаясь попрощался:
– Аре ведерчи. Спасибо за внимание.
Мальчишка сунул поглубже зеленую купюру, схватил гитару, кепку и через секунду исчез. Парень решил последовать его примеру и зашагал в противоположном направлении. Толпа начала редеть. К девушке подошел небритый мужичок и покачал головой:
– Дура ты дура! Знаешь какой народ сейчас ушлый? За деньги еще и не то изобразят.
Девушка, яростно сверкнув глазами, обратилась к говорящему:
– Может они потому и ушлыми стали, что никто в них главного разглядеть не может.
Она в свою очередь повернулась и пошла прочь.
2
Парень, с перекинутой через плечо легкой курткой, вышел из перехода и не спеша двинулся по широкому проспекту. Пройдя несколько сот метров, он остановился у железной ограды, табличка на которой повествовала о том, что здесь расположилось театральное училище. Он уже хотел пройти мимо, но его внимание привлекло огромное количество молодых людей, сидящих на скамейках и на газонах прямо на траве. Немного помедлив, он толкнул вперед тяжелую массивную дверь и вошел на территорию большого парка, в глубине которого находилось здание учебного заведения. Парень пошел по аллее и, проходя мимо сидящих на скамье молодых людей, с любопытством спросил:
– Не подскажете несведущему, что здесь происходит?
Один молодой человек отложил в сторону книгу, которую сосредоточенно читал и с удивлением ответил:
– Вообще-то сегодня вступительные экзамены.
– Ах, вот в чем дело, – парень поправил на плече куртку, – то-то я смотрю народу понаехало.
Он снова прогуливаясь двинулся вдоль по аллее, проходя мимо абитуриентов, не имея представления, зачем он сюда пришел. Решив однако тоже найти себе место, чтобы поваляться на траве, он направился вглубь парка, где народу было значительно меньше. Удалившись от основной массы готовящихся к поступлению молодых людей, он увидел на скамье одиноко сидящую девушку. Парень подошел, сел рядом с ней на скамью и вежливо спросил:
– Поступаешь в театральное училище?
– Да, – кивнула головой девушка.
– И каков же конкурс?
Девушка глубоко вздохнула:
– В этом году все сошли с ума… похоже весь мир решил посвятить себя театру, – она посмотрела на парня и пояснила, – шестьдесят человек на одно место.
Парень, громко присвистнув, положил рядом с собой свою легкую куртку.
– Да… с моим знанием Шекспира тут делать нечего.
Девушка задумчиво произнесла:
– Я знаю Шекспира почти наизусть… но похоже и мне тут делать нечего.
Она с грустью бросила взгляд на многочисленных абитуриентов и задумалась, словно размышляя над тем, как можно выпутаться из создавшегося положения.
– Слушай, – внезапно сказал парень, – у меня к тебе предложение.
– Какое? – девушка с интересом взглянула на молодого человека.
– Раз уж мы с таким громким треском провалились на вступительных зкзаменах, может пойдем с горя потрахаемся?
Парень кивнул головой в сторону удаленной и пустынной части парка.
– Да пошел ты! – девушка поднялась, намереваясь пересесть на другую скамейку, – нашел время.
Он посмотрел на удаляющуюся девушку и громко сказал:
– Однако, какая изящная упругая попа.
Девушка резко повернулась и, ткнув в сторону парня указательным пальцем, жестко сказала:
– Вот тебя точно примут. Будешь играть кобеля в порнографическом фильме.
– Ах-ха-ха-ха, – деланно рассмеялся парень, – тогда и тебя примут.
– Это еще почему? – девушка уже дошла до соседней скамьи, но остановилась, с удивлением глядя на парня.
Парень пожал плечами:
– Ну как я могу сниматься в порнофильме без полового партнера? А ты словно по мне сшитая.
– Идиот, – прошипела девушка и плюхнулась на скамейку.
Парень повернулся в ее сторону и уже более серьезным тоном сказал:
– Дамочка, не буди во мне зверя.
Девушка с видом глубочайшего презрения парировала:
– Того, что морковку ест?
Парень поднял обе руки и хлопнув себя по коленям воскликнул:
– Нет… это уже слишком.
Он резко поднялся и быстрым шагом направился к девушке. Девушка вскочила и с громким визгом бросилась наутек. Парень пустился в погоню. Они пробежали несколько газонов, наконец он изловчился, схватил беглянку за локоть и круто развернул к себе лицом. Раскрасневшаяся от быстрого бега девушка в упор посмотрела на парня. На ее губах играла улыбка:
– Вы будете насиловать меня прямо здесь, господин маньяк?
– Да, – сухо ответил парень и, крепко обняв ее, стал целовать в губы.
– Да ты с ума сош…. – девушка стала отбиваться и наконец освободилась, – спятил что ли? Народу вон сколько.
Она огляделась по сторонам и, снова повернувшись к парню, сказала:
– И вообще… нам с тобой изначально не по пути.
– Это еще почему? – осведомился парень.
– Потому что я поступаю в театральное училище, –  улыбнулась девушка, – а ты, похоже, обычный босяк.
Она повернулась и пошла в направлении учебного корпуса. Позади нее раздался голос парня:
– Поздно, ягодка.
Девушка обернулась:
– Что?
Затем, медленно подойдя к парню, повторила:
– Что ты сказал?
– Я говорю поздно, ягодка. Наши пути уже пересеклись.
Девушка внимательно посмотрела парню в глаза, словно увидела его в первый раз. Они с минуту изучающе рассматривали друг друга, затем девушка подошла к нему вплотную и тихо сказала:
– А вот за ягодку ты сейчас ответишь.
Она обвила обеими руками его шею и нежно поцеловала в губы.
-М-м-м-м… ты клубничку кушала?
Девушка отступила на шаг и улыбнулась:
– Я вся клубничка… от пяточек до макушки. Не желаете ли попробовать, господин маньяк?
Парень сделал движение в ее сторону, но она ловко увернулась и, смеясь, снова направилась в сторону учебного корпуса.
Он задумчиво посмотрел ей вслед и вполголоса произнес:
– Обычный босяк…ну это мы сейчас проверим.
Подойдя к скамье, он снова накинул на плечо свою легкую куртку и не спеша пошел вслед за девушкой.  Большинство абитуриентов все еще находилось на улице. Войдя в прохладное помещение учебного корпуса, он в раздумье остановился, и увидев табличку с надписью «Приемная комиссия», двинулся в указанном направлении.
Парень свернул по коридору налево, дошел до конца и, не увидев ничего интересного, опустился на один из стоящих у стены стульев. В коридоре было прохладно и пустынно, и парень, прикрыв глаза, начал дремать. Время шло и парень уже намеревался оставить свою глупую затею, как вдруг из аудиториии вышла незнакомая миловидная девушка и окликнула его:
– Вы абитуриент?
– Да, – уверенно ответил парень.
– Тогда проходите. Сегодня народу много, поэтому комиссия собралась на полчаса раньше. Будете первым.
Они вошли в аудиторию, в глубине которой расположилась экзаменационная комииссия. Девушка выполняла роль секретарши, поэтому она сначала пригласила парня к своему столику, который стоял неподалеку от входной двери.
– Ваша экзаменационная карточка?
– У меня ее нет.
Девушка слегка смутилась, затем открыла какую-то ведомость и улыбнувшись сказала:
– Ничего страшного. Занесете попозже. Ваши имя и фамилия?
– Сергей Спиридонов.
Она аккуратно вписала в чистый бланк полученные сведения и, подняв голову, ободряюще сказала:
– Проходите, Сережа. Вы можете начинать.
– Как ты чертовски любезна, милашка! – заметил парень.
Девушка перестала улыбаться:
– Паясничать будешь перед ними, – она кивнула головой в сторону экзаменационной комиссии.
– Как скажешь, милая. Чего только не сделаешь ради красивой девушки.
Сергей вздохнул и направился к большому длинному столу, за которым расположились пять членов комиссии. Он отодвинул подальше от них приготовленный для абитуриентов стул и бесцеремонно сел, закинув ногу на ногу. Члены комиссии с любопытством разглядывали первого абитуриента. Первый абитуриент с неменьшим любопытством разглядывал членов комиссии. Две дамы средних лет сидели по краям, словно оберегая сидящих между ними мужчин. В середине приятный седеющий профессор, судя по всему председатель комиссии, рядом с ним один тщедушный старичок в роговых очках, больше похожий на физика, чем на актера, и один молодой парень, вероятно как и секретарша, приглашенный в комиссию из числа студентов старшего курса. Пауза начала затягиваться. Наконец дама, сидящая слева, изрекла:
– Может быть вы нам продекламируете что-нибудь из Шекспира, молодой человек?
– Из Шекспира? Никогда не читал. Я читаю только классическую литературу.
Тщедушный старичок посмотрел на парня поверх своих роговых очков и удивленно спросил:
– Например?
– Например Стивена Кинга, Рэя Бредбери, Альфреда Хичкока и других выдающихся  классиков современного столетия.
Лицо абитуриента не выражало ни единой эмоции и было предельно серьезным. Члены комиссии переглянулись. Профессор, сидящий посередине, внимательно посмотрел на молодого человека и поставил вопрос иначе:
– Скажите, почему у вас вообще возникло желание поступить в театральное училище?
Сергей на минуту задумался и четко ответил:
– Хочу увидеть на экране свою красивую морду.
– Понятно.
Молодой член комиссии положил ручку, которую до этого нервно крутил в руках, откинулся на стуле и недовольно хмыкнул:
– Да с ним все ясно.
Дама, сидящая справа, повернулась к коллегами и, согласно кивнув головой, негромко сказала:
– Сегодня очень много работы. Я думаю не стоит тратить время попусту.
Профессор молчал и дама, расценив это как знак согласия, повернувшись к Сергею предложила:
– Приезжайте на следующий год, молодой человек. А сейчас будьте добры, пригласите сюда следующего.
Сергей поднялся и, подняв вверх указательный палец, чеканно произнес:
– Как говорил великий математик Пифагор -“что и требовалось доказать”
Затем поклонившись членам комиссии добавил:
– Аре ведерчи, господа присяжные заседатели.
Повернувшись, он подмигнул сидящей неподалеку секретарше, и направился к входной двери. Воцарившуюся тишину нарушил голос профессора:
– Одну минуту, молодой человек.
Профессор извлек из жилетного кармана золотые часы, висящие на массивной цепочке и положил их на стол. Сергей вопросительно посмотрел на председателя комиссии.
– Я пойду против всех правил и обещаю вам, что вы будете зачислены, если сумеете украсть эти часы так, чтобы никто из членов комиссии этого не заметил.
– Украсть? Украсть? Вы предлагаете мне воровать?
Лицо Сергея выражало такое неподдельное удивление, что профессор смутился:
– Нет, если вы не хотите, я не настаив…
– Вот такие как вы, – грубо перебил его Сергей, – развалили Советский Союз.
Он двинулся в сторону членов комиссии, побагровев от негодования.
– Вот такие как вы назвали золотое время моего детства эпохой застоя и все разрушили. Я был самым активным комсомольцем, почти коммунистом, наша страна процветала но, к сожалению, несознательные элементы вроде вас захватили власть в свои руки и теперь нечистых на руку людей, воров и мошенников, можно встретить даже в театре. Уму непостижимо.
– Полегче, молодой человек, – ледяным тоном произнесла дама, предложившая ему приехать на следующий год.
– Что полегче? Что полегче? – Сергей говорил уже на повышенных тонах, – ты выучила назубок Шекспира и считаешь себя гениальной актрисой? Был я в вашем театре. Глаза б мои не смотрели на вашу игру. Комедианты, шуты гороховые.
– Немедленно прекратите, – заорал тщедушный старичок, – бездарь, ты даже не представляешь себе, что такое репетиция до седьмого пота.
– А ты-то сам что из себя представляешь, опёнок? – заорал в ответ Сергей.
Молодой член комиссии, несколько раз порывавшийся вставить слово, не выдержал, вскочил со стула и с силой грохнул кулаком по столу.
– Во-о-он. Во-о-он отсюда.
Его трясло словно в лихорадке. Сергей что есть силы отшвырнул ногой стул, на котором недавно сидел и, сжав кулаки, двинулся к молодому студенту.
– Уж не собрался ли ты драться со мной, птенчик?
Он с не меньшей силой грохнул кулаком по столу. Они уставились друг на друга ненавидящим взглядом. Дама, сидящая слева, как все женщины, испытывающая страх перед проявлением агрессии, отскочила в сторону, тяжело дыша. Она выставила вперед руки, словно защищаясь от агрессора, и запричитала:
– Успокойтесь, успокойтесь, прошу вас..
– Я запомнил твое лицо, – рявкнул Сергей, повернувшись к ней, – и твое запомнил, – он снова повернулся к молодому парню, которого колотила мелкая дрожь, – я запомнил все ваши лица и обещаю вам, – Сергей обвел присутствующих тяжелым мрачным взглядом, – что вы все пойдете под суд. Справедливость восторжествует.
Он резко повернулся и вышел из аудитории, не забыв напоследок громко хлопнуть дверью. Девушка вышла из-за столика, чтобы поставить на место опрокинутый стул. Члены комиссии снова рассаживались, пытаясь взять себя в руки и успокоиться.
Дама, снова занявшая место с левой стороны, утерла вспотевший лоб:
– Если сегодня каждый абитуриент подготовился к экзамену подобным образом, то к вечеру меня хватит инфаркт.
Тщедушный старичок презрительно отозвался:
– Подготовился к экзамену? Уж не считаете ли вы, что он играл тут роль?
Девушка снова поставила стул напротив большого длинного стола и тихо спросила:
– А где часы?
Все невольно посмотрели на стол, за которым сидели. Золотые часы с массивной цепочкой со стола исчезли. Их обладатель резко поднялся и почти бегом вышел из аудитории.Едва Сергей вышел на свежий воздух, как увидел свою новую знакомую. Она тоже, увидев его, направилась к нему.
В дверях появился седеющий профессор. Когда девушка подошла к парню, профессор прокашлялся и спросил:
– Это вы взяли со стола часы, молодой человек?
– А вы видели?  – спросил Сергей.
– Студент первого курса театрального училища, – улыбнулся пожилой педагог, –  немедленно верните своему профессору его золотые часы.
Сергей извлек из кармана своей куртки, которую снова надел на себя в прохладном помещении, золотые часы и, взяв их за массивную цепочку, протянул профессору.
– Так ты поступил? – удивилась девушка.
– Уж очень не хотелось быть босяком рядом с той, которая пришлась мне по сердцу.
Девушка с восхищением смотрела на парня.
– Вы тоже поступаете, девушка? – спросил профессор.
– Да.
– Ваше имя?
– Лена Дегтярева.
– Шекспира знаете?
– Назубок.
– Идемте послушаем вас. Я из экзаменационной комисии.
Сергей придержал девушку за руку и чмокнул в щеку.
– Удачи, Лена.
– Я буду на высоте, – улыбнулась Лена и решительно направилась в учебный корпус.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях, будьте в центре событий
ВКонтакте
Instagram
Telegram
Одноклассники
Теги: ,
Смотрите также