Не хочу любить козла

Серж Готье 14:52, 18 сентября 2018 208

Молодая девушка с большой сумкой в руках вошла в вестибюль студенческого общежития и направилась к пожилой женщине, сидящей на вахте. Взяв у вахтёрши ключ от своей комнаты, она направилась к лифту.
– Алла, – окликнула её вахтёрша и девушка, обернувшись, остановилась, – Катерина твоя уже приехала.
Катя была соседкой Аллы по комнате и её однокурсницей. Алла задумчиво посмотрела на вахтёршу и, поставив сумку на пол, убрала в карман пальто ключ от комнаты.
– Вот и хорошо, – улыбнулась она и, снова подняв сумку, продолжила свой путь.
Поднявшись на третий этаж, она направилась к своей комнате и, толкнув незапертую дверь, вошла. Катя полулежала на кровати и, оторвав взгляд от раскрытого ноутбука, который покоился у ней на коленях, взглянула на вошедшую в комнату подругу.
– Как прошли каникулы? – поинтересовалась она у Аллы.
– Замечательно, – сухо ответила девушка и, подтолкнув ногой сумку к своей кровати, сняла пальто.
Катя внимательно посмотрела на подругу. Обычно улыбчивая и доброжелательная Алла была явно не в настроении. Стоя у гардероба, она молча переодевалась, явно не желая продолжать разговор. Катя снова углубилась в свой раскрытый ноутбук, но через некоторое время всё же не удержалась и так же сухо спросила:
– Тебя бабушка в деревне не накормила пельменями?
Алла в этот момент выгружала привезённые продукты из сумки в холодильник. Услышав вопрос соседки по комнате, она медленно выпрямилась, а затем подошла к Катиной кровати и присела на её край.
– Катя, я хочу с тобой поговорить, – серьёзным тоном сказала она.
Катя во второй раз оторвала взгляд от ноутбука. Взглянув на серьёзное лицо своей подруги, она поставила ноутбук на стоящий у кровати стул, и, подоткнув под спину подушку, приподнялась повыше и устроилась поудобнее.
– Я слушаю тебя, – сказала Катя, с интересом разглядывая свою сокурсницу.
Алла немного помолчала, а затем, открыто посмотрев подруге в глаза, заговорила.
– Мы знакомы не первый год, Катя, и до сих пор жили душа в душу, – голос Аллы был холоден, а взгляд недружелюбным, – но вчера я была на встрече со своими одноклассниками и один из них, замечательный парень, которого я знаю с детства, рассказал мне, что пытался познакомиться с тобой в соцсети и что ты, едва начав общение с ним, довольно грубо его отшила.
– О ком идёт речь? – спокойно спросила Катя.
– Об Артёме Казанцеве, – ответила Алла.
– Ах, этот…, – Катя отвела взгляд и задумчиво посмотрела в окно.
– Благодаря своему красивому и сексуальному телу, – продолжила между тем Алла, – ты подрабатываешь после учёбы фотомоделью и это замечательно. Я всегда радовалась за тебя. Но, видимо, толпы поклонников вскружили тебе голову и теперь от моей любимой подруги осталась только высокомерная особа, которая с презрением относится к противоположному полу и позволяет себе грубо отшивать приятных и симпатичных мальчиков.
Алла поднялась с кровати, полагая, что к сказанному добавить уже нечего и, подойдя к холодильнику, продолжила освобождать сумку. Катя задумчиво смотрела на подругу и, наконец, заговорила:
– Ну, во-первых, я его не отшила, – вздохнув, сказала она, – у меня просто не возникло желания ответить на его последнее сообщение. А во-вторых, толпы поклонников не вскружили мне голову, а наоборот, дали мне возможность не цепляться мёртвой хваткой в первого встречного, который мне мило улыбнётся. Обилие поклонников, и, в особенности, наличие соцсетей в интернете, позволяет мне лучше узнать то, кто конкретно скрывается за маской этих, как ты изволила выразиться, милых и симпатичных мальчиков.
Алла освобдила сумку и, закрыв холодильник, снова выпрямилась.
– Послушай, – резко сказала она, – я вместе с Артёмом училась в одном классе десять лет, а ты всего лишь перекинулась с ним в соцсети парой сообщений. Полагаю, я знаю его гораздо лучше, чем ты.
Катя молча разглядывала подругу, затем взяла со стула свой раскрытый ноутбук и, положив его себе на колени, сосредоточилась на светящемся мониторе. Алла сунула свою пустую сумку в шкаф и, подойдя поближе, снова села на край Катиной кровати.
– Тебе нечего сказать? – сухо спросила Алла, желая выжать из Кати признание своей неправоты или извинения.
– Мне есть что сказать, – Катя подняла голову и закончила, – но скажу я тебе это только тогда, когда ты будешь способна воспринимать информацию адекватно.
– Почему ты решила, что сейчас я твою информацию неспособна воспринимать адекватно? – искренне удивилась Алла.
– Потому что ты определённо заняла сторону Артёма, – пояснила Катя, – а адекватный человек в подобной ситуации не занимает позицию того или иного оппонента. Как следствие, он способен выслушать и, самое главное, услышать мнения обеих сторон.
Алла закусила губу и отвела взгляд. Екатерина была права. Сейчас она явно стоит на стороне своего одноклассника, а значит, к доводам Кати отнесётся весьма скептически. Алла поднялась и направилась к холодильнику.
– Ужинать будем? – примирительно спросила она, – мне бабушка столько вкусностей в сумку нагрузила. Пальчики оближешь.
Катя с улыбкой взглянула на подругу и, закрыв ноутбук, отложила его в сторону. Затем поднялась с постели и, подойдя сзади к Алле, приобняла её за плечи.
– Чем конкретно угощаешь? – спросила она.
Алла, открыв дверцу холодильника, внимательно изучала его содержимое.
– Сегодня вечером целоваться будешь? – внезапно спросила она у Кати.
– Думаю, нет. А что?
– Тогда я предлагаю разогреть пирог с картошкой и луком. Если возражений нет, накрывай на стол.
Катя отошла к шкафу и, вынув из него скатерть, направилась к столу, за которым они и обедали, и учились. Убрав со стола учебники, Катя расстелила скатерть, а Алла, вынув из холодильника пирог, вышла в коридор и пошла на кухню, чтобы разогреть его в духовке. Когда она вернулась, неся в руках широкую тарелку с горячим пирогом, на столе уже стояли тарелки, лежали ножи и вилки, а Катя разливала по кружкам горячий чай. Алла поставила на стол пирог, разрезала его на четыре части и положила один кусок в тарелку Кате, и ещё один в свою тарелку.
Устроившись за столом друг напротив друга, девушки начали ужинать. Наконец, Алла улыбнулась и прервала затянувшееся молчание.
– Кать, – обратилась она к подруге, – я готова воспринимать информацию адекватно. Объясни мне всё-таки, чем тебе не угодил мой одноклассник и что вообще там между вами произошло.
Катя отхлебнула чаю и, немного подумав, заговорила:
– Есть в народе такая идиотская пословица – «Любовь зла – полюбишь и козла». Она мне никогда не нравилась. Я всё время спрашивала себя – «ну почему я должна любить какого-то козла?».
– Ну, потому что человека невозможно узнать за пять минут, – смеясь, ответила Алла.
– Вот и ошибаешься, – парировала Катя, пригубливая чай, – когда общаешься в интернете, то времени подумать, прежде чем ответить, гораздо больше, чем при общении вживую.
– Это понятно, – согласилась Алла, – человек может отойти от компьютера или его кто-то может отвлечь…
– …или просто может возникнуть желание не отвечать сегодня, а ответить на следующий день, – добавила Катя.
– И что?
– Когда я полгода назад впервые начала общаться в соцсетях, – начала объяснять Катя, – то вдруг обнаружила, что у меня полно времени на то, чтобы проанализировать сообщения тех, с кем я общаюсь. Но не только это. Я и сама начала учиться задавать интересующие меня, а то и вовсе провокационые вопросы. И снова делать выводы и анализировать.
– И каковы результаты такой аналитики? – Алла ела пирог, с интересом разглядывая подругу, а затем добавила, – странно, что ты никогда не рассказывала мне о том, что делаешь какие-то выводы.
– Я не рассказывала, потому что не чувствовала себя специалистом в этой области. Я просто училась понимать желания людей. Это была для меня своего рода игра.
– Ну а результаты есть? – напомнила Алла.
– Да, – кивнула головой Катя и, поднявшись со стула, налила ещё чаю себе и своей собеседнице.
– В таком случае, давай делись своим опытом, – улыбнулась Алла, – мне козлов тоже любить как-то не хочется.
Катя задумчиво помешивала сахар, собираясь с мыслями, и неторопливо заговорила:
– Первый результат заключается в том, что я поняла, что человек в первую очередь реагирует на аватар. А иногда даже и дорисовывает человека до образа, который на его аватаре изображён. Например, когда у меня был аватар рычащего пса, то парни, которые мне писали, считали, что я злобная мегера.
– Глядя на подобный аватар, я бы, наверное, тоже так подумала, – усмехнулась Алла.
– Вот-вот, – Катя кивнула головой и, пригубив чаю, добавила, – это означает, что почти любой человек, независимо от возраста и темперамента, практически всегда приходит к одним и тем же умозаключениям.
– Ты хочешь сказать, что у подавляющего большинства людей работают одни и те же механизмы?
– Совершенно верно, – согласилась Катя, – а это, в свою очередь, означает, что изучив эти механизмы, можно гораздо точнее и гораздо больше узнать конкретного человека.
– Артём написал тебе первым? – спросила Алла.
– Да, – ответила Катя и усмехнулась, – клюнул на мою попку на аватаре. Впрочем, как и все.
Алла с интересом посмотрела на подругу и спросила:
– Что же тебя побудило сменить столь злобный аватар на свою очаровательную попку?
– Желание не влюбиться в козла, – ответила Катя и пояснила, – ведь кто является козлом по умолчанию? Тот, кто с презрением относится к женщине; тот, кто считает, что женщина создана, чтобы ублажать мужчину и работать в доме, как прислуга.
Алла доедала кусок пирога, время от времени поглядывая на Екатерину. Отставив тарелку в сторону, она пригубила чай и спросила:
– Каким же образом твоя попка на аватаре позволяет это выяснить?
– Ну, во-первых, на моём аватаре не только попка, – Катя тоже отодвинула от себя пустую тарелку, – на аватаре моё фото, сделанное со спины. Прошлым летом в агентстве мне предложили фотосессию на пляже в стиле амазонки. С луком, со стрелами и с почти обнажённым телом. Одно из таких фото я и сделала в качестве аватара.
– А во-вторых?
– А во-вторых, подобный аватар позволяет, образно говоря, сразу переходить от слов к делу.
– То есть?
– Когда пишут сообщения незнакомые парни, – снова пояснила Катя, – то начинают они своё знакомство, как правило, с того, что изображено на аватаре. Таким образом, благодаря своему эротическому аватару, я гораздо быстрее выясняю их отношение к женщине.
– Понятно, – кивнула головой Алла и добавила, – мне жутко интересно, какое первое сообщение прислал тебе Артём.
– Его первым сообщением был вопрос

– Это твоя попа на аве?
Брови Аллы удивлённо поползли вверх.
– Он что, даже не поздоровался и не представился? – спросила она.
– Нет, – ответила Катя, – но меня подобное отсутствие формальностей вполне устраивает.
– Почему?
– Потому что в интернете все эти правила этикета, мягко говоря, «засоряют эфир» и только мешают общению.
– Ну хорошо… А то, что его в первую очередь заинтересовала попа, а не ты сама, тебя не задело? – продолжила расспрашивать Алла.
– Нет, не задело, но насторожило.
– Не вижу разницы.
Катя некоторое время молчала, машинально помешивая чай, а потом заговорила.
– Задело, означает, что я оскорбилась, обиделась, надула губы и прочую чепуху, которой подвержены самовлюблённые дамочки. Я подобными глупостями не занимаюсь прежде всего потому, что отдаю себе отчёт в том, что любой мужчина имеет право начинать знакомство с девушкой так, как считает нужным. Более того, если мужчину интересует секс, то это даже здорово. Это значит, что он не импотент, что он вполне здоровый самец, желающий трахнуть симпатичную и сексуальную самочку.
– Однако, тебя это всё-таки насторожило, – напомнила Алла, – что это значит?
– Насторожило, означает, что появилось два варианта, – Катя взглянула на сидящую напротив неё подругу и продолжила объяснения, – первый вариантом является тот, о котором я только что упомянула, то есть, это самец, которого интересует в первую очередь секс. Однако, начало общения сразу с попы предполагает и второй вариант — это самодовольный козёл, который презирает женщин, и который считает, что вправе обращаться с ними, как с вещами, которые тупо принадлежат высшей мужской расе.
– Не понимаю, каким образом ты могла проверить, относится Артём к первому варианту или ко второму, – искренне удивилась Алла и спросила, – что ты ему ответила на вопрос, твоя ли попа на аве?
Катя загадочно улыбнулась и, пригубив чаю, сказала:
– Если бы я ответила «да» или «нет», то, разумеется, ничего бы не выяснила. Поэтому я ответила: «На моей аве попа фотомодели». Я сказала правду, не так ли? И в тоже время я позволила ему самому решить, моя там попа или нет.
– И что от ответил тебе? – заинтригованно спросила Алла.
– Он написал мне: « А на твою попу можно взглянуть?»
– Ага, значит, он решил, что попа не твоя, – сообразила Алла, – только я не пойму, что это может означать?
– Это означает, – пояснила Катя, – что он пришёл к выводу, что у девушки, с которой он переписывается, не может быть такая сногсшибательная попка, как на её аве.
– Да, но ведь это ещё не доказывает, что он именно козёл, а не просто похотливый самец.
– Не доказывает, – согласилась Катя, – но чаша весов уже явно склонилась в сторону козла.
– Почему? – не поняла Алла.
– Потому что он почему-то решил, что девушка, которой он написал, хуже фотомодели. Раз он пришёл именно к такому выводу, а не к противоположному, значит, хотел именно этого — чтобы я была хуже, чем фотомодель. А желание принизить, недооценить это уже явный намёк на презрение с его стороны.
– Понятно, – Алла слушала с нарастающим интересом и продолжила расспрашивать, – ты отклинулась на его просьбу посмотерть именно на твою попку?
– Да, – ответила Катя, – но я удовлетворила его просьбу таким образом, чтобы уже окончательно разобраться в том, парень ли это, которому нужен секс, или типичный самовлюблённый козёл, презирающий женщин.
– Давай, давай, рассказывай, как ты это сделала, – Алла даже подалась вперёд, не желая пропустить ни одного слова.
– Я сняла с себя джинсы с трусиками и одела стринги и юбку, – начала рассказывать Катя, – потом позвала Маринку из соседней комнаты и, всучив ей фотопаппарат, попросила меня сфотографировать. Подойдя к столу, я нагнулась, немного приподняла юбочку и попросила Маринку сфоткать меня так, чтобы моей верхней части туловища видно не было — только полуголая попка и ножки. И отправила ему это фото. Он ведь этого хотел, не так ли?
– Ты сказала, что это помогло окончательно разобраться в том, самец это или козёл, – снова напомнила Алла, – каким образом ты это определила?
– Если бы это был парень, которого в первую очередь интересовал только секс, то он бы обязательно подосадовал на то, что попа на фотке не голая, или что юбочка задрана не слишком высоко. Или бы он, увидев это фото, высказал в отношении неё какое-нибудь желание. Например, хочу её потискать или уж трахнуть в конце концов.
– Что же на это фото ответил Артём? – с интересом спросла Алла.
– Дальше началось самое интригующее, – улыбнулась Катя, – я сначала скажу тебе весь его ответ целиком, а потом мы его разберём по косточкам.
– Я слушаю.
– Получив это фото, он мне написал следующее. Цитирую дословно: «Не отстаёт. А лицо своё ты не под паранджой носишь? Мне было бы легче тебя визуализировать».
– «Не отстаёт» в смысле твоя попа от попы фотомодели? – уточнила Алла.
– Да, – кинула головой Катя. – и если бы это «не отстаёт» было единственным, что он мне ответил, то можно было бы предположить, что моя попа ему действительно понравилась. Однако, в свете всего его сообщения эта фразочка «не отстаёт» выглядит просто как желание оценить тот факт, что я мгновенно отреагировала на его просьбу и выслала ему фото своей попы. Потому что всё, что он написал дальше, явно указывает на разочарование, что он не увидел меня всю. Дальше в этом ответе он явно намекает на желание увидеть моё лицо, и это было бы вполне естественным, если бы это желание не выражалось в идиотской шутке про паранджу. А уж последнее предложение «мне было бы легче тебя визуализировать» в свете шутки про паранджу указывает на откровенную издёвку.
Катя умолкла и Алла, поднявшись со стула, начала убирать со стола грязную посуду. Когда она с посудой в рукой направилась на кухню, чтобы её вымыть, Катя вытерла тряпкой стол и снова убрала скатерть в шкаф. Когда Алла вернулась, Катя уже сидела за чистым столом. Перед ней на столе стол раскрытый ноубтук.
– Мороженое на десерт будешь? – спросила Катя у Аллы.
Алла убрала посуду в шкаф и, утвердительно кивнув головой, снова села за стол напротив Кати. Катя сходила к холодильнику и, вытащив из морозильной камеры два эскимо, протянула одну упаковку Алле и вернулась на своё место.
– Послушай, Катя, – заговорила Алла, разворачивая мороженое, – я считаю, что ты упустила ещё один вариант.
– Какой? – с интересом спросила Катя.
– Вполне возможно, что Артём писал тебе подобные сообщения, и про паранджу в том числе, только для того, чтобы тебя проверить, – предположила Алла, – то есть, занимался тем же, чем и ты.
– Я не упустила этот вариант, – возразила Катя, – я его, безусловно, учитывала.
– В самом деле? – удивилась Алла, – почему же ты мне о нём ничего не сказала?
– Потому что я знаю, чем кончилась наша беседа с Артёмом, – Катя вздохнула и добавила, – не хотела запутывать тебя ещё больше.
– Ясно. Ну тогда рассказывай дальше. Что ты ответила ему, когда он поддел тебя вопросом про паранжду?
Катя молча ела мороженое, словно обдумывая, как лучше объяснить Алле свой ответ Артёму. Покончив с мороженым, она откинулась на спинку стула и не спеша заговорила:
– Представим себе парня, который в первом же своём сообщении незнакомой девушке интересуется её попкой. В принципе, ничего странного, при условии, что парня интересует секс. Но вот он получает фото попки этой девушки и внезапно теряет к попке интерес и намекает на желание увидеть её лицо, но с каким-то идиотской шуткой про паранжду. Тебе такой мужчина никого не напоминает?
Алла усмехнулась и ответила:
– Напоминает кастрированного слугу, который в гареме охраняет наложниц. Евнух, если не ошибаюсь.
– Вот именно это я ему и ответила.
– Ты назвала его евнухом? – удивилась Алла.
– Не назвала, конечно, – Катя убрала со стола обёртки от мороженого и, поднявшись из-за стола, выбросила их в мусорное ведро, – а спросила.
– Что спросила? – не поняла Алла.
– В ответ на его вопрос, не под паранждой ли я прячу своё лицо, я ему задала встречный вопрос: – «Ты евнух?»
– И что же Артём тебе ответил? – едва сдерживая смех, спросила Алла.
Катя, словно ожидая этот вопрос, развернула ноутбук к Алле и сказала:
– Вот почитай, подруга, что написал мне этот мальчик, которого ты долгие годы считала милым и симпатичным.
Алла углубилась в чтение и брови её удивлённо полезли вверх.
– Охренеть! – наконец, выдохнула она и, не скрывая своего изумления, посмотрела на подругу, – он обозвал тебя шлюхой, мразью, тварью, а в конце и вовсе матом покрыл. И это Артём?
– Да, это Артём, – кивнула головой Катя и продолжила, – парни очень болезненно реагируют, если девушка намекает на их импотенцию. Поэтому, если бы он меня просто проверял, как я его, то он бы мой намёк пропустил мимо ушей. Но его ответ ясно указывает на то, что я попала не бровь, а в глаз, и несомненно задела его чувство собственной важности. А ведь я всего лишь задала безобидный вопрос.
Алла, всё ещё находясь в состоянии лёгкого шока, перечитывала ответ парня и рассматривала его аватар, на котором было фото её одноклассника Артёма Казанцева.
– Никогда бы не подумала, что он на такое способен, – заключила она и отодвинула от себя ноутбук.
Катя поднялась и, подойдя к Алле, прижала её голову к своей груди.
– Я твёрдо убеждена, Алла, – тихо сказала Катя, – что лучше один год потратить на скрупулёзный анализ сообщений, чтобы достигнуть полной и окончательной ясности, чем потом всю жизнь жить под одной крышей с самовлюблённым дегенератом.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях, будьте в центре событий
ВКонтакте
Instagram
Telegram
Одноклассники
Теги: ,
Смотрите также