Кредо

Серж Готье 11:27, 1 сентября 2018 239

Мужчина лет пятидесяти с всклокоченными седыми волосами сидел в гостиной на диване и напряженно смотрел футбольный матч. Перед ним на журнальном столике лежала деревянная линейка, которую он в моменты атаки сильно сгибал и, если атака срывалась, с грохотом опускал ее на журнальный столик. Не выдержав шума, жена из кухни вошла в гостиную и укоризненно сказала:
 – Иван, ты не мог бы смотреть свой футбол потише.
 – Что ты понимаешь, Зинаида, кроме своих кастрюль. Тут такое происходит.
Иван нервно закурил очередную сигарету, выпуская клубы табачного дыма. Жена молча вышла, понимая, что спорить с мужем бесполезно. Во время футбольного сезона он становился похож на пациента психбольницы. Иван курил одну за одной и, в очередной раз потянувшись за сигаретой, обнаружил, что пачка пуста.
– Зинаида,- крикнул Иван,- Пашку позови.
Через пять минут в комнату вошел худощавый мальчик лет тринадцати – четырнадцати с красивыми карими глазами и спросил:
 – Ты звал меня, папа?
Иван, не отрывая взгляда от телевизора, протянул мятую купюру и затараторил:
 – Пашка, слетай к тетке Клаве в киоск за сигаретами, она нас знает, тебе продаст.
На экране началась новая атака и Иван пожелал грохнуть линейкой по столику, но рука повисла в воздухе, потому что мальчик не шелохнулся. Иван, гневно нахмурив брови, обернулся:
 – Ты, Пашка, оглох, что ли?
Мальчик выдержал паузу и коротко сказал:
 – Я не курю.
Затем повернулся и покинул гостиную.
 – Павел,- Иван вскочил с дивана, прихватив линейку,-  иди сюда, гаденыш.
Но Павел зашел в свою комнату и прикрыл за собой дверь. Иван влетел на кухню и, забыв о матче, начал орать:
 – Он с самого детства терпеть меня не может, этот мерзкий мальчишка. Никакого уважения к отцу.
 – Успокойся,- попыталась сгладить Зинаида,- может у парня переходный возраст.
 – Какой нахрен переходный возраст,- неистовствовал отец,- у двух старших никакого возраста не было. Как в той сказке – два сына умных – третий дурак.
 – Перестань, ты прекрасно знаешь как мальчик учится.
  -Где старшие лоботрясы?
 – Откуда мне знать, – Зинаида выключила газовую горелку,- женихаются где-то на улице.
 – Черт бы вас всех побрал, – не унимался Иван,- что за семейка, никого нет рядом когда кто-то нужен.
 – Пока ты орешь, – заметила Зинаида, – Клавдия закроет киоск и ты останешься без сигарет.
 – Тьфу, пропасть, – Иван натянул пиджак и, громко хлопнув дверью, вышел из квартиры.
Зинаида присела на стул и задумалась. Что действительно происходит с сыном? Он и раньше не отличался благосклонным характером, но за последний год совсем изменился. Замкнулся в себе, стал реже выходить на улицу, все чаще в своей комнате сидит. Она вспомнила, что раньше они прекрасно ладили и она даже ловила себя на том, что любит его больше других. А может она невольно переняла отношение мужа к сыну и тоже считает его дураком? Внезапно краска стыда залила ей лицо. Когда в последний раз она прижимала его к груди? Когда в последний раз разговаривала с ним по душам? Может это они отгородились от него, а не он от них? Зинаида вдруг осознала, что стала побаиваться младшего сына. Нет, так дальше нельзя. Она поднялась и решительно направилась в комнату Павла. Павел сидел на тахте и листал какую-то книгу. Мать присела рядом и, преодолев внезапное стеснение, обняла сына за плечи.
– Павлик, что нибудь случилось? Ты влюбился в девочку?
Павел был немного скован, но затем расслабился и ответил:
 – Да нет, мам, все в порядке со мной.
 – Паша, если у тебя что-то на душе, тебе будет очень трудно носить это в себе.
Они посмотрели друг другу в глаза.
 – Мама, это в двух словах не объяснишь.
Зинаида заметила, что Павел заколебался, прижала его к себе еще сильней и, улыбнувшись, сказала:
 – А куда нам торопиться? Отец придет и уставится в свой телевизор, старшие не явятся до полуночи, у меня на кухне дел нет, почему бы нам не поболтать, не посекретничать?
Пашка по-детски улыбнулся и Зинаида подумала, что наверное в этом и заключается переходный возраст, что не разберешь ребенок это или уже повзрослевший парень. Он помолчал и заговорил:
– Знаешь, мама, год назад один старшеклассник рассказал нам забавную историю из жизни графа Калиостро. Помнишь такого персонажа?
 – Что – то слышала – кивнула Зинаида.
– Так вот все смеялись, мама, а я нет.
 – Почему? Ты мне можешь рассказать эту историю?
 – Однажды во время праздника, во время ярмарки,- начал Павел,- граф на рыночной площади соорудил большую палатку. С одной стороны был в нее вход, а сдругой выход. Таким образом, тот, кто выходил, уже не встречался с теми, кто шел следом. Вход в нее был дешевый, ну может 5 копеек, я не знаю, и тем не менее сквозь эту палатку в течение дня прошли почти все кто был на ярмарке.
 – Там было что-то интересное? – спросила мать.
– На палатке висела большая надпись ” Здесь угадывают”. Человек входил, платил монетку за вход и там в глубине в полумраке Калиостро подносил к посетителю какую-то миску и предлагал понюхать, спрашивая что это. Человек нюхал и брезгливо морщился: ” Да это же дерьмо!”. Граф радостно сообщал: “Правильно! Угадали! Следующий!” и выпроваживал посетителя в отдельный выход. Поскольку человек понимал, что его надули, то не хотел оставаться в дураках один и предлагал своим знакомым и друзьям посетить эту палатку, говоря, что они увидят там нечто чрезвычайно занимательное. Таким образом, граф сколотил за один день целое состояние.
Зинаида рассмеялась:
– Однако, Калиостро не глупец.
Лицо Павла вдруг стало жестким и не по-детски взрослым.
– Что-нибудь не так, Павлик? Это не смешно? – мать с тревогой посмотрела на сына.
– Мама, – глаза мальчика яростно сверкнули,- на ярмарке были сотни людей, понимаешь? Мы все разные, кто то очень смышленый, кто то не очень, кто-то тугодум. Как могло получиться, что глупцами оказались все кроме графа? Ведь не исключено, что в палатке побывала и пара академиков и два-три ученых и прочие светочи. Как они все враз оказались глупцами?
– Да, действительно странно, я не знаю, Паша, а ты понял почему?
Павел замолчал, а затем тихо сказал:
– Я ломал голову целый год и, наконец, понял.
Мать не торопила с ответом и молча смотрела на сына.
– Мама, – произнес Павел словно выносил приговор, – мы — люди – настолько привыкли к тому, что для нас что-то делают другие, что под словом “Угадывают” автоматически понимаем, что кто-то будет угадывать для нас.
– Но это кажется естественным,- возразила Зинаида.
– Я не спорю,- сказал Павел,- но неестественным является то, что не нашлось ни одного, вот что страшно, мама, ни одного человека кто бы слово “Угадывают” понял бы как то, что угадать предложат ему самому.
– Ну, Павлик, ты не можешь этого знать,- не согласилась с сыном Зинаида, – может такие и были.
Павел  посмотрел на мать и снова заговорил:
– Если бы такой нашелся, мама, то он бы осознал прежде всего, что пришел на ярмарку за ботинками, а не для того, чтобы что-то угадывать, он бы просто не вошел в эту палатку.
– Паша, я не совсем понимаю к чему ты клонишь.
– Почему, идя с работы, папа не купил сигарет? – спросил Павел
– Ну, просто забыл, – пожала плечами мать.
– А как ты думаешь почему он забыл?
-Ну, не подумал просто…
 – Он не подумал потому,- ответил Павел,- что привык к тому, что у него есть три лоботряса сына, один из которых в любом случае это для него сделает.
Они замолчали. Затем мальчик снова спросил:
– Мам, помнишь твоя сотрудница в городе предложила тебе сходить в кафе и выпить чашечку кофе?
-Помню.
– Ведь ты была убеждена, что это означает, что она хочет тебя угостить.
-Да ведь так и было, – изумилась Зинаида.
 – Да, – объяснил Павел,- но ты не понимаешь, что это же самое предложение может означать и то, что подруга просто хочет, чтобы ты ей составила компанию, но совсем не собирается за тебя платить. Если бы так произошло, тебе бы было неприятно, мама, правда?
– Разумеется, я бы ожидала, что…, Зинаида запнулась.
– Не только это, мама, – сказал Павел,- тебе было бы неприятно еще и потому, что ты на самом деле не хотела пить этот кофе, иначе бы ты и сама заплатила без проблем. Люди друг от друга чего то ждут именно потому, что не знают своих желаний.
– Хорошо, – сказала Зинаида, – я действительно тогда не хотела этот кофе пить, но ведь отец сегодня хотел купить сигареты, он действительно этого хотел
Мальчик задумался а затем ответил:
– Значит, варианта два – или мы не знаем чего хотим или знаем, но хотим, чтобы это за нас сделали другие.
– Слушай, Паш,- спросила Зинаида, – но ведь можно было сегодня отцу это просто объяснить.
Павел отрицательно покачал головой:
– Нет, мама, я пытался объяснять в школе. Сначала вроде понимают, а потом крутят пальцем у виска. Если же я поступаю так как сегодня с папой, то доходит сразу. Завтра, например, папа мимо табачного киоска не пройдет, уверяю тебя. А если бы я ему объяснил, он бы согласно кивнул и продолжал бы приходить домой без сигарет.
Мать рассмеялась и  задумчиво посмотрела на сына:
– Паша, кем думаешь стать после школы? Ты неглупый, может тебе выучиться на юриста или психолога?
Паша прижался к матери и сказал:
-Я думал об этом, мама.
– И что надумал?
-Там на ярмарке, мама, были люди самых различных профессий, но все они угодили в один и тот же капкан. А это значит, что нет никакой разницы кем я буду когда вырасту, но кем бы я не был, я буду стараться донести до людей эту истину – они не осознают то, что делают, они не знают своих желаний и потому они, сами того не понимая, становятся друг для друга такими калиостро. Что они сделали для графа? Оправдали его ожидания, ибо именно этого он от них и ждал.
– Ты, Паша, такой же как твой дед, – внезапно сказала Зинаида.
– Разве ты знала своего отца? – удивился Павел, – он ведь погиб на фронте.
– Мне рассказывали о нем много всего мои сестры, но только сейчас я вспомнила как мать однажды сказала, что когда познакомилась с ним, то заметила, что он был слишком взрослым для свои семнадцати лет. Теперь я понимаю, что она имела ввиду.
Они замолчали и прижались друг к другу еще теснее.
– Паша,- сказала мать,- живи так как считаешь нужным. Ты у меня единственный за кого я никогда не переживала, что ты можешь попасть куда – то в дурную компанию.Спокойной ночи.
Зинаида поцеловала сына в лоб и ушла на кухню. Иван в гостиной смотрел спортивные новости. Зинаида налила себе чай и подумала как хорошо, что она не упустила этот случай и поговорила с сыном. У ней внезапно возникло желание присмотреться попристальней к своим старшим сыновьям. Вспомнив свой разговор с Павлом, она спросила себя действительно ли она этого хочет.
– Да,- ответила она сама себе, – теперь мне действительно интересно знать, чем живут мои дети. Не в том смысле с какими девочками они встречаются, а в том, что происходит у них в сердце.
 Иван докуривал сигарету и думал, что этот маленький гаденыш показал ему интересный пример. Завтра на работе он проделает тоже самое со своим напарником, который вечно вынуждает его делать то, что он, Иван, делать совсем не желает.
 Паша уткнулся в подушку и подумал, что наконец – то он не одинок. Таким был его дед, а значит есть в этом мире еще люди, которые в своих действиях полагаются только на себя. И он, Павел, их обязательно найдет.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях, будьте в центре событий
ВКонтакте
Instagram
Telegram
Одноклассники
Теги: ,
Смотрите также